Денис Никков

Аннотация:

Его зовут Макс. Он является разработчиком видеоигр в успешной компании и мечтает покорить мир своим новым проектом. Однако новость о грядущем сокращении выбивает его из зоны комфорта. Хватит ли отпуска, чтобы понять, каким должно действительно быть «новое завтра»?

Ближайший поезд до столицы.

И лишь мысль о том, что та самая верная идея где-то рядом…

Жанр: Современная проза

 

Н а д п и с ь  н а  т и т у л ь н о й  с т р а н и ц е

 

 

 

 

ИНСТРУКЦИЯ

 

Скорее всего данный блокнот утерян и его не удалось вернуть Максу Ситину. Следуйте указаниям.

(Поскольку сейчас эти строки в руках, то, кем бы вы ни были,  не допустите, чтобы они попали в интернет).

Глава 1

Д е н ь   п е р в ы й

 

Где мой мобильный телефон? Ах, вот же он! Не в левом кармане куртки, а в правом. Почему меня тревожит это настолько сильно? Не знаю, о чем я думал бы, если все же смог бы «выйти в интернет». Когда иду пешком, то зачастую смотрю на экран мобильного телефона. Это удобно, ведь могу проверить почту, ответить на сообщения, почитать новости — то есть выиграть немного время для других дел.
Некомфортно. Ощутил боль в области кисти правой руки. Затем разозлился на себя за то, что заработал туннельный синдром.
Новый отсчет…
Отпуск пришел, вернее, начнется с завтрашнего дня, а я еще не знаю, как буду отдыхать. Буду ли вовсе — умею ли?
Речь идет не о безделье, диване и пульте переключения телепередач. Чтобы нащупать верные мысли важно отвлечься от интернета. Вот, недавно я говорил, что это удобно, а теперь сам себе противоречу. Сеть не доступна, а точки свободного Wi-Fi, думаю, если и появятся здесь, то лет через десять или пятнадцать – все на моей стороне.
Нет, я должен отдохнуть за новой работой.
Хочется уйти от бесчисленных недоработанных проектов, которые, если присмотреться, не могут похвастаться новизной замысла.
Меня зовут Макс Ситт, вернее – это мой псевдоним. Да, как в дешевых фильмах про хакеров. Вот, только речь не об этом. Я являюсь частью механизма творческой команды, занимающейся разработкой видеоигр и мобильных приложений. Часто так бывает, что отвечаю за дизайн и стиль будущей игры. А порой даже пишу сценарии к ним. Хотя предыдущая фраза похожа на бред.
В голове путаница. В последнюю смену осознал, что не могу различать, хороший проект перед моими глазами или же нет.
С пятнадцати лет я мечтал создать игру, которая покорит мир. Да, что-то вроде дурацкой ловли зверушек – героев какого-то популярного мультфильма. Речь идет о дополненной реальности. Совсем скоро в нее погрузиться весь мир. Но чьи проекты то будут? Дополненная реальность – что это?
Пока я увидел сюжеты для трех или четырех игр, а один сценарий — первый почти доведенный до конца, спалил в банной печи. Казалось, что я продумал все от и до. Каждую мелочь, персонажей и прочее. Но это не в счет.
Порой верится, что вот-вот увижу идею для собственного проекта. Может, речь будет идти уже не об игре, а о какой-нибудь компьютерной программе, мобильном приложении или… Но…
Какое-то дурманящее, ужасное «НО» убивало мои старания снова и снова.
Однако я завершил всего один сценарий. Считаю его неплохим. Никому материалы не показывал. Но порой достаю ее из выдвигающейся полки письменного стола и удивляюсь тому, что все придумал, написал я — не кто-то другой. А затем бывает, вмиг приходит волна смятения. Какое-то странное чувство не поддающейся описанию, указывает просмотреть пару страниц, а затем положить написанное на прежнее место. Словно я взглянул сам на себя и увидел нечто близкое, вмиг затем убрав глаза. И, вот, взгляд поймать вновь боюсь. Это что-то сотрясает меня. Так длиться уже почти четыре года.
Поздно. Моя видеоигра уже давно не актуальна.
Вечером, по пути домой, снова подумал о том промежутке времени, длиной в тридцать дней, ожидающим меня. Успел ответить на телефонный звонок. Меня приглашали поучаствовать в любительском турнире по баскетболу, который должен был состояться на следующий день. Я отказался, хотя подобные мероприятия пропускаю крайне редко.
В голове, то и дело, всплывала бредовая идея. Речь о вещице, которая вообще никаким образом не связана с компьютерными играми. Месяцев шесть назад я тайком начал работать над первым прототипом с рабочим названием «gmLight-2». Три недели назад получил от своего товарища согласие на помощь в создании 3D модели, которая будет проецироваться. Ничего нового. Однажды я заказал себе громадную штуку из Китая, которая собирается за несколько минут. После включения она рождает трехмерную голограмму, которая видна при выключенном свете. В моем случае была новогодняя ель. Детализация оставляла желать лучшего. Мне не нравилось смотреть на святящееся изображение. Признаться, я бросил бы эту затею, если бы случайно не заметил, что модель можно доработать. Недавно удалось запустить модель после некоторых изменений, однако обнаружил проблемы в алгоритме. Необходимо довести до ума программу, которая выведет объемную картинку. Не подумайте, речь не о таких голограммах, которые можно увидеть в фантастических эпопеях. Там, к слову, изображение появляется словно из ничего. Здесь иное. Хотя, еще совсем недавно я не придавал данной идее столько значения. Однако теперь какой-то колоссальный по силе страх заставил намертво вгрызться в проект. Хотя можно ли это назвать проектом? Хочется завершить до конца начатое.
В чем план? Я просто подумал, что можно доработать посылку из Китая и продавать дороже. Ну, скажем, добавить туда три варианта трехмерных изображений с лучшей прорисовкой деталей, нежели в оригинальной версии предложенной заводом изготовителем. Только представьте, можно сделать все что угодно и величиной в человеческий рост.
И вот, сейчас, кажется, с новыми силами я верю, что данная игрушка – это мой побег из Шоушенка, в некоторой степени, разумеется. Не желаю больше работать там, где работаю сейчас, хоть и все еще питаю завидную страсть к компьютерным играм.
Хотя, если на чистоту, со мной в течение нескольких месяцев расторгнут контракт. Пока мне все улыбаются в офисе. Но известно, что будет дальше. Фирма находится на грани разорения.
А тем временем я смотрел на звездное небо и радовался приятной погоде, отсутствию ветра, и будто бы горной свежести воздуха. Мне почему-то показалось, что эту часть неба можно узреть только здесь, только в этом небольшом городе. Словно каждому месту в этом городе — свои созвездия, которые не увидеть нигде больше. Кажется, потому что никогда в своей жизни не путешествовал. И далеко от дома практически ни разу не уезжал.
Я шел мимо автобусной остановки, когда заметил на столбе какой-то плакат. Почему-то остановился и сделал шаг в его сторону. Профессиональный интерес. Да, фотограф воспользовался безупречной внешностью девушки, чтобы сделать рекламное объявление себе самому. Фотосессия и тот факт, что редко фотографируюсь, меня волновали в тот момент, меньше всего. Девушка на плакате…
Голубые волосы и глаза такого же цвета. Я смотрел на нее и словно всякие мысли ушли прочь. И именно те, которые в тот момент могли бы застать врасплох.
На голубой цвет началась мода. Я сам использовал его тона в последних двух проектах. На пик она взойти должна зимой этого года.
Недавно я прочитал книгу в жанре современной прозы, и также наткнулся на главную героиню с голубым цветом волос.
Автомобиль, пронесшийся по дороге окрашенный в данный цвет, тоже намекал об этом.
Он проехал, ослепляя «дальним светом» фар. Водительская наглость отвлекла, и я пошел дальше. В конце концов, почему остановился?
Когда подходил к дому родителей, расположившемуся в частном секторе, осознал, что никто не включил фонарь, висевший на столбе поддерживающим линию электропередач.
Ладонь коснулась включателя, закрепленного на заборе. Фонарь загорелся тусклым зеленым огнем, а из окон родного мне дома по-прежнему смотрела темнота.
На балконе второго этажа соседней постройки показалась знакомая фигура. Сосед, находящийся на свету меня не видит, и сейчас держит в руках, может быть, чашку чая или кофе. Он повернул голову в сторону фонаря, когда я сравнил его с героем одной из самых любимых книг. А если так, то пусть я на мгновение стану кем-нибудь другим. Кем-нибудь из этого до боли знакомого сюжета.
Люблю книги именно за это — возможность путешествовать, сквозь время, сквозь пространство. Первое слова, символы записанные человеком — это, вероятно и был момент рождения машины времени. Мне лишь жаль, что ее механизм не всегда можно проверить на точность.
Обожаю проводить время за чтением. Наверно, с ранних лет тяга к книгам и определила мой род занятий в дальнейшем. Меня постоянно тревожила мысль о том, что существует множество миров – много из тех, о которых я читал и которые я воображал.
Я родился за семь лет до наступления нового века. Мое поколение, родившееся на стыке тысячелетий, встретило компьютерный бум, принимая до этого неведомый никому удар на себя уязвимым щитом, имя которому – юность.
Пройдет лет десять и наше поколение будет смещено другим. Мы последние, кто имел связь с иными людьми. Людьми, которые помнят о бумажных письмах не понаслышке. А значит, это были люди, которые умели ждать.
А мы ждать не умеем, и нас это устраивает. Речь идет не об осуждениях, и даже не о раскаянии.
Почему мы должны ждать?
Я заходил в пустой дом, с неимоверным желанием насладиться чтением нового сюжета. А между делом не выпускал из головы «gmLight-2».
Моей идее чего-то не хватает.
Трехмерная голограмма? Что тут интересного? Однако, казалось, что я на верном пути. В конце концов, кто не болеет играми в жанре «Start Up»?
Почему-то включил музыкальный проигрыватель, подключенный к раскладному компьютеру. Нажал кнопку случайного воспроизведения.
Секунд десять или двадцать я ходил по комнатам, словно заблудший странник. Приятный женский голос, доносившийся из аудиоколонок, указал замереть:
— Никого нет дома, ты в гостях у тишины… — такая странная фраза. Будто зловещий призрак шептал на ухо. Тоскливо. Я переключил песню.
Зашел в свою комнату и взглянул на письменный стол. Взял рукопись с описанием проекта видеоигры, открыв на случайной странице.
Затем взглянул на книжную полку. Я смотрел на книги, погруженный в мысли, которые мгновенно прерывались новыми — и снова, и снова.
Взял книгу с полки, не посмотрев на ее название.
В знакомых строках упоминались туристы. В частности то, что те казались автору счастливыми. Будто они опровергали знаменитую фразу: «хорошо там, где нас нет».
Стало грустно, хотя в тот момент не обратил внимания, что сегодня последний день лета. Но не надо грустить, потому что лето этого не терпит.
И трудно судить, что явилось в тот вечер определяющим. Быть может, звездное небо или фонарь, рождающий зеленый свет, а вероятно сравнения и игра воображения. Или же мой единственный достойный проект видеоигры, которая уже никогда не выйдет в свет? Странный домашний прототип, скрывающийся под названием «gmLight-2?» Или банальная случайность, указавшая принять решение? Неизвестно. Однако спустя четыре часа я сидел в купейном вагоне скорого поезда. На следующее утро он должен прибыть в столицу, увезти меня за три сотни километров от родных мест.
Перед тем, как выйти, дополнил багаж фотоаппаратом. Исписанными бумагами, связанными с «gmLight-2», ноутбук, на котором находилась программа прототипа, а также взял два бумажных конверта. Тогда подумал, что сложу в них свои записи, если таковые появятся в ходе поездки.
Когда покидал нашу улицу, фонарь, освещающий ее, вдруг погас. Так случается часто. Нить накала лампы перегорает. Но вновь и вновь ее заменяет тот самый сосед.
Я угадал во всем этом намек надежды. И верил, то и дело, бросая взгляд в небо, что поездка принесет необходимые мысли и тем самым позволит неплохо провести время в большом городе.
Такое странное чувство. Свежий воздух хранил в себе ожидание скорых перемен.
Надеюсь, что когда вернусь через несколько дней, у меня на руках будут ответы, способные указать, каким образом можно улучшить «gmLight-2».
Я уехал, потому что мне необходимо было вернуться другим.

н е м н о г и м   п о з ж е

В поезде прохладно – комфортно. Я один в купе. Мягкий желтый свет ночного светильника занялся созданием уюта. Состав отправиться через тринадцать минут. Буду в дороге почти восемь часов. Проводница принесла постельное белье, когда я смотрел в окно и почему-то улыбался. Упоительное предчувствие. Вот-вот начнется мое скромное путешествие.
Перед тем, как лечь отдыхать, иду в уборную. А когда возвращаюсь, замечаю возле соседнего купе девушку лет двадцати пяти. На ней надеты серые брюки и пиджак такого же цвета, под которым черная майка с вырезом, однако не откровенным, а уместным. На ее темном фоне бросался в глаза какой-то кулон черного цвета, закрепленный с помощью золотой цепи обогнувшей шею. Его разглядеть мне не удалось, ведь девушка вмиг скрылась за раздвижной дверью.
Однако…
У плеч голубые длинные волосы — первое, что я увидел. Ускользающие глаза — второе. Третье — свое одиночество.
Ну, вот… На то она и мода, чтобы подавлять всякие возможности взглянуть на вещь или ситуацию по-иному.
Пора спать. Долго не мог уснуть. За стеной, где не спит та незнакомка, доносились возгласы «влюбленных», то и дело, срывающиеся интонационно вниз.
Я почему-то подумал, что до этих изнеможенных возгласов и криков произошло нечто любопытное. Поверил, что парень и девушка до этого незнакомые сейчас занялись созданием измены.
Прочь! Долой это из головы!
Надеваю наушники, потому что меня не должны волновать всякие сцены из идиотских телесериалов. Да, и практически не уделяю время кинофильмам. Хотя многие из моих коллег, если довериться офисным слухам, только и черпают идеи из них.
Грустная мелодия врывалась в размышления и немного их будто корректировала.
Дверь купе открывается. Свет врезается в глаза. В проходе стоит проводница. Кажется, она хочет предложить чай. Я вынимаю наушник, когда из ее рук выпадает стакан и разбивается.
Скрипки вступают…
Пустынно. Захотелось, чтобы многие вещи из рук выпускали на счастье. И все друг другу говорили «БЛАГОДАРЮ» за разбитые сердца.
Когда проводница убрала осколки и удалилась, я подумал об этой Незнакомке и том, что она даже не обратила внимания на меня, хотя я, в свою очередь, заметил многое.
— Почему ты думаешь о ней? — вздумалось поиграть внутреннему голосу.
Я невольно засмеялся. И верно, потому что смотрел на нее, потому что в тот момент это была единственная девушка в поле зрения.
Мелькнула мысль, что ничего не получится с идеей, связанной с голограммами. Мне не хватит отпуска, чтобы подготовить план побега и сделать самый верный шаг навстречу к тому, кем я давно желаю быть. Да что там…
Ума у меня не хватит! Я особо-то и сейчас до конца не представляю, что должно получиться!
Но почему из всех именно эта идея?
Я прилег.
А затем внутренний голос взял меня за руку и отвел в иной мир, где нет правил и люди живы — и те, и иные. Там есть все и всё. И воздух — это фантазии, которые словно контролируешь, как кукловод. Создатель — ты.
В детстве, когда я впервые обратил внимание на тот факт, что в среднем человек проводит больше трети своей жизни во сне, то начал бояться. Меня страшила мысль о том, что не могу запомнить сны. Лишь изредка видел четкие, любопытные и интересные. Их помню до сих пор. А сколько не запомнил? Казалось, вот он — я, а во сне идет другая жизнь и мне хотелось бы многое увидеть в ней и подчеркнуть.
Сны или бессонница? Не знаю. Ответы в прошлом, потому что вспомнил фразу. Часто говорил человеку, которого уже почему-то нет в моей жизни: «когда ты рядом со мной, я мечтаю о бессоннице».
Остановка состава. Я проснулся.
— Тело человека склонно к увяданию, — настигала меня мрачная мысль. Но при всей ее печальности она роскошна. Потому что мы можем вывернуть наизнанку. А что если человек знал бы несколько другое, а не то, что умрет в старости, так или иначе? А старость – это просто вирусная программа на генном уровне.
К чему эти размышления? А я уже вижу сюжет для новой игры. Хотя, знаете о чем речь? Да, такое уже где-то было – точно. Дело не в уверенности, а во вкусе. Пошли они к черту – эти видеоигры!

Глава 2

Утром меня разбудила проводница и я начал аккуратно складывать постельное белье. Взглянул на часы — было без двух минут пять. Решил сходить в уборную и умыться. Когда возвращался, заметил приоткрытую раздвижную дверь соседнего купе. Именно там вчера скрылась та голубоволосая незнакомка. В моей голове невольно еще раз прокрутились те несколько мгновений нашей встречи. Вернее моей с ней встречи. Вряд ли она обратила на меня внимание. Я захожу в свое купе и останавливаюсь. Верилось: горе ко мне придет, за то, что ощутил в тот момент колоссальный по силе порыв любопытства, от лица моего внутреннего голоса говорящий:
— Сходи и посмотри, что там. Скажи, известно ли тебе, почему двери нарочно оставляют открытыми? Именно, именно так! А думаешь ли ты, что тебе будет интересно затем вспоминать о поездке, где ты вовсе не похож на себя настоящего? Ах, уймись.
Один из внутренних голосов намного хитрее меня самого. Не знаю, как я различаю их. Просто для конкретных ситуаций слышен определенный голос. И вот, мне сейчас показалась, что со мной говорит именно тот — наиболее хитрый. Он любит жечь мосты — это, как раз, мне известно.
Я выглянул из купе. Посмотрел вправо, влево — никого. Медленные шаги. Мгновение и я увижу, что твориться в соседнем купе. А может девушка едет там совсем одна? Также как и я? Но зачем мне все это? Делаю шаг. Мои ноги отказываются идти. Застываю в проеме входа соседнего купе. Зрачки глаз перенастраиваются и…
Вижу перед собой мужчину лет сорока пяти. На нем надета черная майка без рукавов. А на плече виднелась среди покрасневшей кожи, светло-синим оттенком выцветшая татуировка для меня вовсе неразличимая. Делаю выдох и вдох. Неприятно. Осознаю, что купе пропитано духом алкоголя. А та девушка…
Ее внутри нет. Наверное, вышла на какой-нибудь остановке ночью.
Ночью?
К черту это.
А затем я что-то помечал в блокнот. Важно помечать многое в блокнот, чтобы не упустить идеи для новой игры. Но в такие моменты часто просыпается один из голосов отвечающих за юмор.
И я улыбался, когда он шуткой напомнил об ожиданиях и реальности, которую я встретил в виде невыносимого, едкого запаха спирта. Странности, которые, скорее всего, не должны были открывать мою поездку.
Поезд прибыл на конечную станцию. Сумерки за окном. И лишь разноцветные огни большого города бесцеремонно, но словно каким-то праздником врывались в окна вагона. Как первопроходец, узревший в иллюминаторе космического корабля неведомую планету, я смотрел на освещенное высокое здание, будто бы сделанное лишь из стекла. Словно громадная солнечная батарея. Я глядел на большой красный пассажирский автобус, показавшийся мне марсоходом. Это именно то, что искал: сравнения, сквозь которые поймаю нужные мысли.
Резкость картинок реальности, холодность глаз прохожих за окном, страшащее и удивляющее начало диалога с мегаполисом — ничего из этого, кажется, не желал в тот момент замечать, хотя до этого часто думал, что большие города, когда нахожусь внутри их игры, поднимают вопросы поистине глобальные в рамках моего внутреннего мира.
Я взял сумки, вышел из купе и обернулся. Тяжело вздохнул, когда заметил, что оставил на столике простой карандаш, которым делал заметки в блокноте. Опускаю вещи на пол. Подхожу к столику, произвольно бросаю взгляд в окно, за которым раскинулась платформа для посадки. Много людей. Все они одеты преимущественно в темные тона. Как вдруг замечаю голубой цвет. Девушка…
Однако коренастый мужчина, куривший у перрона, загородил обзор. После короткой паузы он отойдет в сторону, но за этим движением уже ничего знакомого не произойдет.
— Ты спятил? Это мегаполис. Здесь живут миллионы человек. Тут тебе будет встречаться девушка с голубым цветом волос почти на каждом шагу. Смешно! Тебе осталось только купить голубой браслет, чтобы обозначить свою принадлежность к модному течению, — поддевал сам себя.
Мне показалось или я услышал какой-то новый голос в своей голове?
Но тогда я понять не мог, в чем же была особенность этой интриги, созданной любопытством, когда та Незнакомка, спустя несколько мгновений исчезла за раздвижной дверью купейного отсека пассажирского вагона, ведь сам по себе голубой цвет мне не приятен. У многих из нас есть нелюбимые цвета. Взять хотя бы тот же розовый…
Наверное, я выдумал нечто странное, ведь, так или иначе, ожидал же что-то увидеть в пути, быть может, завести некоторые знакомства. Сам, сам все придумал. Выйдя из купе, и пройдя несколько шагов, обернулся, затем увидев на столике в одном из купе книгу. Рядом с ней лежал рекламный листок с описанием какой-то выставки и тогда подумал о том, что это, наверное, я очутился в каком-нибудь кинофильме, где все так просто и легко. Сюжет можно предугадать. Это же, как получается, в кинофильме герой отправился бы на эту выставку и там она — Героиня.
Однако реальности крайне нравится разбивать всякие фантазии. Лишь осколки… И, вот, как последний идиот, ты стоишь и поднимаешь с дороги многие из них. Кладешь в сумку, прячешь в памяти мобильного телефона или компьютера, думая, что это «наудачу».
Книга на столике в соседнем купе…
Беру ее в руки. Твердый переплет. Коричневая потертая кожаная обложка. Отворачиваю ее и натыкаюсь на надпись, сделанную аккуратным почерком: «Когда книга в руках, в дороге ты всегда не одна, ты не один».
Название книги: «Вокруг света за 80 дней». Жюль Верн.
Мне пора. Я кладу ее на место, подумав о том, что вероятно, это такой талисман, который живет только в данном купе.
А ведь и я не один, когда в моих руках книга.
Мне необходимо позвонить Алексу и узнать, как обстоят дела с 3D моделью человека. Без компаньонов не обойтись в этот раз.
Отодвинув смятения и странные размышления в сторону, я ступил на перрон.